Мэр Игорь Терехов: Формула восстановления города, которую предложил Зеленский, идеально подходит Харькову

Город Харьков после деоккупации большей части региона подсчитывает ущерб от российского вторжения, готовится к масштабному восстановлению и укрепляет рубежи обороны
23.01.2023, 09:00 Юрий Ларин
Поделиться
Мэр Игорь Терехов: Формула восстановления города, которую предложил Зеленский, идеально подходит Харькову
Игорь Терехов / Фото: Харьковский городской совет

Военный 2022 год повлиял на всех без исключения в Украине и Харькове, в частности. Откровенно радует, что, несмотря на близость к российской границе и огромную опасность, которая по масштабам последствий превышала даже 2014 год, Харьков выстоял, второй раз показав свой украинский дух и характер. Харьковчане вдребезги разбили российский пропагандистский тезис о "пророссийском городе", доказательство – сожженные колонны росгвардейцев, которые уже 24 февраля 2022 года рассчитывали захватить второй по величине город Украины только с резиновыми дубинками, уничтоженный 27 февраля российский элитный спецназ в школе №134 на улице Шевченко, 11 месяцев устойчивой обороны ближайшего к агрессору областного центра Украины.

Харьковский городской голова Игорь Терехов в интервью изданию "Думка" согласился рассказать о днях, предшествовавших вторжению, первых часах после нападения россиян, попытке его отстранения, заслугах 92-й бригады и добровольцев, про ущерб, нанесенный российской армией городу, а также будущее восстановление и Генеральный план, разрабатываемый с участием всемирно известного британского архитектора Нормана Фостера. Отдельным блоком разговора стала дерусификация Харькова, за медленные темпы которой Терехова не раз критиковали, а также трансформация общественного мнения и громады.

Впрочем, из-за ограниченного времени на интервью всех вопросов мэру задать не успели, поэтому без внимания на этот раз остались некоторые важные темы.

ДО ВОЙНЫ

В одном из предыдущих интервью вы говорили, что не знали, что война начнется 24 февраля и узнали уже по факту вторжения. Уточните: вы не знали или не верили?

– А вы верили или знали? Никто не верил и не знал. На самом деле у нас был штаб АТЦ, где готовились. Но не было такого со стороны руководства АТЦ, чтобы твердо говорили, что будет война.

То есть сигналов о начале войны 24 февраля не было?

– Нет.

Почему тогда проводились перед войной несколько заседаний АТЦ?

– Это вопрос не ко мне. Совещания проводились с периодичностью раз в неделю, раз в две недели. И я как Харьковский городской голова был членом АТЦ. И я присутствовал на совещаниях. Но проводил их по должности совсем другой человек.

Проводил тогдашний начальник Управления СБУ в Харьковской области Роман Дудин?

– Да.

И вас, и председателя ОВА Олега Синегубова, и, возможно, руководителей других правоохранительных органов региона, по предварительным данным, Роман Дудин планировал отстранить.

– Это не большой секрет. Более того, была такая попытка. Она была осуществлена в самый критический момент, в первые часы войны. К счастью, эта попытка не увенчалась успехом, но да – она была.

Я считаю, что это была целенаправленная акция, когда нас выводили под охраной из кабинета губернатора. Это было сделано целенаправленно, чтобы обезглавить город и, соответственно, не было сопротивления. Это же организовал никто иной, как Дудин. Когда это все не удалось, он покинул город, а я оставался в городе, тогда я записал обращение к харьковчанам. Первый мой выезд из города был уже в декабре 2022 года в Ужгород, когда была встреча с Фостером. И то я город не покидал, на три дня уехал и приехал.

А вы понимаете мотивы тогдашнего руководителя облуправления СБУ?

- Мне тяжело судить, сейчас идет следствие. Наверное, некорректно говорить о его мотивах. Пусть следствие разберется, после этого будем делать выводы.

Игорь Терехов

Фото: Харьковский городской совет

Вы говорили, что утром 24 февраля у вас не работал телефон. И еще у нескольких руководителей региона не работал телефон. С чем вы это связываете?

– Я думаю, что наши враги понимали номера телефонов, понимали, естественно, месторасположение, где и кто находится, и специальным оборудованием, похоже, заблокировали сеть.

Может ли это быть связано с попыткой отстранить вас?

– Я не могу так говорить. Я говорю, когда мне точно известно факт. Пока следствие продолжается, некорректно давать комментарии.

Вы дали показания?

- Что касается попытки меня отстранить – да, безусловно.

В Харькове в августе задержали работника СБУ из координационного штаба, которого подозревали в сотрудничестве с врагом. Знаете ли вы, кто это?

– Вы больше знаете, видимо. Я не слежу за этим.

Это было официальное сообщение СБУ.

– Я не слежу сегодня за тем, что там происходило. Потому что мне есть чем заниматься. Каждый должен заниматься своим делом. Мне нужно заниматься городом, фортификационными сооружениями. Что касается компетентных органов, то они занимаются тем, чем им нужно. Если у них были основания, чтобы кого-то арестовать, значит, они имели под собой основание.

1 марта 2022 года был ракетный удар по зданию Харьковской ОГА, 2 марта – по областному управлению полиции. Правда ли, что в эти дни в этих местах должны были проходить совещания руководства региона?

– Правда. Что касается 1 марта, да, действительно, должно быть совещание в обладминистрации. А что касается 2-го, вы знаете, что там было ГУНП в Харьковской области. В здании в это время находился начальник полиции и глава областной военной администрации.

Это выглядит так, что россияне знали, что там будут совещания.

– Мы сегодня с вами строим догадки. Я как официальное лицо не могу формировать свою позицию, тем более говорить об этом публично, основываясь на каких-то догадках. Я должен владеть фактами, которые есть. Тогда я могу озвучить их. Я считаю, что сейчас у нас очень мощная Служба безопасности, в Украине, в Харьковской области. И они разберутся во всех нюансах и произошедших трагедиях. Они сделают свои выводы, и мы все поймем.

Читайте также: Капеллан о. Максим Стрихар: У меня очень негативные прогнозы относительно общества

НАЧАЛО ВОЙНЫ

Известно, что россияне ехали в Харьков в парадной форме.

– Они думали пройти парадным маршем. Это так. Они полагали, что их будут встречать с цветами. Не знаю, кто им такое внушил. Но думали, наверное, именно так.

Чья самая большая заслуга, что 24 февраля не сработал план россиян?

- Военных. 92-й бригады.

А добровольцы?

– Также, конечно. Первыми приняли (удар – ред.) военные. Начала формироваться терроборона. В том, что Харьков выстоял, заслуга военных и заслуга харьковчан. В тот момент я видел много людей, которые в очереди стояли, получали оружие. Подходили женщины, записывались в терроборону, записывались врачами. Каждый делал невероятные вещи.

Знаете ли вы, почему россияне прорывались именно в школу на улице Шевченко?

– Мне неизвестно, почему они прорывались именно в школу на Шевченко. Этот вопрос легче задать нашим спецподразделениям, которые их уничтожили. Но общаясь, я понимаю, что неспроста они туда прорывались. Неспроста. Это была часть отходного или запасного плана. Я хочу сказать, что наши спецподразделения и, царство небесное, наши герои, в частности, фрайкоровец Георгий Тарасенко сработали таким образом, что они локализовали россиян. Большая благодарность нашим ребятам за то, что они это сделали. С российской стороны тоже были ж спецподразделения.

Это был исторический бой. Группа спецназа русского была очень подготовлена. Наши спецподразделения, участвовавшие, в том числе Жора, локализовали эту ситуацию, уничтожили группу. Там был подготовленный спецназ, который бился, они были мотивированы в плане того, чтобы захватить и удержать позиции, куда они пришли. Конечно, наши ребята сработали в высшей степени хорошо.

школа 134, Харьков, улица Шевченко

Школа №134 / Фото: Объектив

В одном из интервью вы сказали, что россияне еще до войны завели в Харьков агентуру.

– 100%. Мы их потом обнаруживали. То, что сюда были заброшены российские агенты, военные переодетые, они давно сюда забрасывались. Потом уже с новым руководителем Службы безопасности по Харьковской области это все выявлялось.

С чем вы связываете СМС, которая вам приходила, с предложением сдать город?

– Связываю это, прежде всего с тем, что на той стороне, за границей люди не понимают вообще ментальность харьковчан. Не понимают ничего. Ну, приходила ко мне СМС. Мне здесь даже комментировать нечего.

Была ли у вас мысль, что придется покидать Харьков?

– Никогда не было такой мысли.

Гарантии, что 92 бригада и добровольцы сдержат наступление, не было.

– Гарантий никто никому никогда дать не может. Но Харьков – это наш город. Почему мы должны его оставлять?

Но ведь и в оккупацию нельзя попадать.

- Но ведь никто не говорит об оккупации. Надо отстаивать Харьков. Отстаивали и будем отстаивать и дальше.

В первые дни войны распространялся тезис, что вы якобы уехали из Харькова. Это правда?

- Это бред! Когда мне показали эту фотографию (пустой кабинет – ред.), мы вышли на улицу, на "Стекляшку", чтобы записать обращение, чтобы люди видели, что я на месте, в Харькове. Буквально через 15 минут в сети появилось это видео, обращение к харьковчанам. Никто никуда не выезжал и никуда не собирался уезжать. Мы находились все в работе, потому что нужно было ставить блоки, нужно было строить фортификационные сооружения, нужно было давать технику, нужно было организовывать оборону вместе с военными.

ПОСЛЕДСТВИЯ АГРЕССИИ

Изменилась ли сумма ущерба? Вы раньше говорили о 9 млрд долларов ущерба Харькову от вторжения.

– Она будет меняться, будет, к сожалению, увеличиваться. Потому что любой обстрел – это потери, потери инфраструктуры, потери всего. 9 млрд долларов – пока ориентировочно. Потому что это по большей части визуальный осмотр, это визуальные экспертизы. Когда будут более тщательно изучаться те разрушения, которые есть, конечно, сумма будет меняться.

Из этих 9 млрд долларов на что больше всего приходится?

– Это жилье и энергетическая инфраструктура, тепло- и водоснабжение.

Игорь Терехов

Игорь Терехов и глава МИД Германии Анналена Бербок / Фото: Харьковский горсовет

Как изменились харьковчане за военный 2022 год?

– Почему вы считаете, что они изменились? Просто война показала сплоченность харьковчан, сплоченность нашей нации. Война показала, что мы чувствительная друг к другу нация. Мы на самом деле не изменились, мы показали все то самое лучшее, что у нас есть. Могу вам сказать, что я горжусь всеми харьковчанами без исключения, которые находятся и находились в Харькове, которые уехали, а потом вернулись, которые даже находятся в других областях и я с ними встречался, или теми, кто за границей и я с ними не встречался. Тем не менее, есть связи. Они поддерживают Харьков, они болеют за Харьков очень сильно, помогают, что самое главное. Я не разделяю людей на тех, кто уехал и кто в Харькове. Для меня все ясно. Люди, кто уехал в другие области Украины, в частности, я встречался в Ужгороде с харьковчанами, они все безумно хотят вернуться назад, абсолютно все.

Я имел в виду трансформацию взглядов, когда говорил об изменениях общества. Не хочется использовать этот совершенно несправедливый штамп "пророссийский город", который больше разделяет нас…

– Можно я вас перебью. Вы сказали "пророссийский город". Но ведь война показала, что именно в этом просчитались россияне. Они считали, что Харьков – "пророссийский город". Мы говорим, условно, по-русски, но, тем не менее, мы же украинцы. У нас ментальность украинская и дух украинский.

Изменил ли военный год соотношение лояльных к россии и нелояльных к россии?

– Кардинально! Сегодня уровень радикализации по отношению к россиянам в Харькове, наверно, выше, чем на западе Украины. Вы видите, что больше и больше звучит украинский язык в Харькове. Мы уже здороваемся с друзьями словами "Вытаю!", "Доброго дня!", "Добрий вечыр". На украинском языке. Постепенно все это придет. Самое главное – это стержневой характер у харьковчан, и этот стержень не сломить. Не зря же Харьков – город-герой, и железобетон, и все остальное. Почему? Потому что я всегда верил в харьковский дух, но война показала, что он действительно железобетон.

Читайте также: Начальник полиции Харьковщины Владимир Тимошко: Россияне делают с украинцами то, что сделали с поляками в Катыни

Война подтолкнула дерусификацию Харькова?

– Подтолкнула, конечно! А как она может не подтолкнуть! Посмотрите на зверства, на тот ужас, который натворило российское правительство и его войска. Как по-другому? Сегодня общество не воспринимается российское. Они сами сделали то, без чего процесс был бы длиннее, что стало катализатором огромным в обществе. Взять хотя бы переименование. Вот вы бы хотели жить на Московском проспекте?

Конечно, нет!

– И я не хочу, чтобы в Харькове был Московский проспект и другие российские названия. Это топонимы, которые уйдут в небытие.

Когда Харьковский городской совет возобновит процесс дерусификации топонимов?

– Он не прекращался и постоянно продолжается.

Когда городской совет примет решение о переименовании топонимов?

– Частями будем готовить. Я думаю, если будет у нас в конце февраля сессия, мы часть вынесем. Процесс действительно сложный, он осложняется другим, что многие отсутствуют и им неудобно: институт прописки, менять документы. Переименования должны происходить так, чтобы доставлять как можно меньше неудобств для людей.

Игорь Терехов

Фото: Харьковский городской совет

Процесс дерусификации тормозиться не будет?

– Нет! Он и сейчас идет. Мы сразу убрали самые резонансные топонимы. Сейчас у нас контакт с топонимической группой, Институтом национальной памяти. Нам многое нужно убрать. Здесь нужно найти предел. Однозначно, все топонимы, связанные с россией, будут убраны. Единственный вопрос – не нарушить баланс и не доставить сейчас людям еще неудобств. Никто процесс переименований не тормозит, мы понимаем. Мы тщательно подбираем названия, которые будут носить улицы – где-то это будут исторические, где-то новые. Это мы должны все обсудить, потому что я не хочу, чтобы после нас снова были изменения.

Чью память, по вашему мнению, прямо сейчас нужно увековечить?

- Многих людей. И Жорину память нужно увековечить (основатель ОО "Фрайкор", доброволец, Герои Украины Георгий Тарасенко, погибший в боях с россиянами – ред.). Есть еще у нас целый ряд героев, которые погибли, военные. Кроме них, есть еще многие знаковые лица, которые, к сожалению, ушли за этот период.

В Харькове появится улица, которая будет носить имя Героя Украины Георгия Тарасенко?

- Обязательно! Будет.

Что первым вы планируете переименовать в февральскую сессию?

– Я планирую еще в конце января провести сессию и в феврале. В февральскую посмотрим, какие топонимы вынести. Связаны прежде всего с Россией, конечно.

Куда девался памятник Островскому?

– Где-то есть.

Этот город снял? Я знаю, что были обращения о его снятии. Отреагировали?

– Ну, сняли и сняли. Забудьте! Давайте работать на консолидацию, а не на разъединение. Мы ведь спокойно все сделали. Город это не заметил и общество это не заметило. Давайте все законно и спокойно сделаем. Никакой бури вокруг этого не было.

памятник Островскому в Харькове

Постамент памятника Н. Островскому в Харькове / Фото: Читомо

Почему вы не снимаете символику Советского Союза с городского совета?

– Она будет снята, безусловно, эта символика. Сейчас мы ее закрыли, и я вам объясню почему. Потому что не хочется тратить лишние деньги. Во-первых, это же памятник архитектуры и изменения внешнего вида требуют определенных согласований. Во-вторых, вместо этого должна появиться украинская символика. Сейчас мы посмотрим, что именно. Будет несколько эскизных проектов. Когда мы выберем, мы это сделаем.

Имя Геннадия Кернеса будет увековечено в топонимике Харькова?

– Считаю, что да. Считаю, что должно быть.

Это будет на февральской сессии?

– Нет, это не ближайшая сессия. Я считаю, что должно быть увековечено. Думаю, что депутаты меня поддержат.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ХАРЬКОВА

Когда можно начинать восстановление?

– 66 домов мы уже восстановили. Причем, это глобальное восстановление. Восстановление продолжается, будет продолжаться и в этом году. Просто есть определенные финансовые возможности. Бюджет же не безграничен, и доходная часть бюджета резко сократилась, потому что мораторий на аренду земли, сокращение налогов, очень много предприятий сейчас не работает, доходная часть бюджета другая. Кроме того, вы видите, что сегодня я сделал так бюджет, держу баланс, чтобы транспорт был бесплатный у людей, а мы же за это платим.

Сокращение коммунальных платежей очень велико, нужно предоставлять каждому коммунальному предприятию финподдержку, а это тоже городской бюджет. Все должно работать, механизм должен работать, мне нужно находить баланс бюджета таким образом, чтобы все функционировало. Кроме этого, никто не отменял платежи за электроэнергию, газ и т.д. То, что люди сегодня недоплачивают, фактически мы закрываем. Но при этом мы находим возможность реконструировать, строить разрушенные дома. Это отлично на самом деле.

Почему у Харькова профицитный бюджет?

– Давайте говорить о том, что есть. Мы можем заложить любые доходы. Сегодня исполнение бюджета – 82%. Мы не закладываем профицитный бюджет. Дай Бог, чтобы нам хватило прогнозных показателей.

Читайте также: Глава Харьковской ОВА Олег Синегубов: За 200 дней войны ВСУ показали, что умеют бить "вторую армию мира"

Помогает ли местная элита?

Давайте без фамилий. Есть социально ответственный бизнес, есть мои друзья, которые помогают в части гуманитарной помощи. Есть люди, которые хотят, и это не только харьковчане, но и зарубежные наши партнеры, восстанавливать те или иные объекты, но после войны. К примеру, школа. Нельзя же восстановить школу, не построив бомбоубежище, мы это прекрасно понимаем. Нельзя же строить новый дом, если там нет подземного паркинга двойного назначения. Мы ведь это тоже понимаем. Нельзя сделать детский сад, запустить его, и чтобы в нем не было бомбоубежища. Это все процесс. Я нахожусь в диалоге со всеми: с нашими международными партнерами, городами-побратимами, бизнесом. Закончится война, закончится нашей победой, наляжем всем миром. До этого времени мы делаем проектно-сметную документацию, проекты. Часть того, что мы можем, мы восстанавливаем.

Все же есть очень богатые и влиятельные харьковчане. Ведь вы можете назвать людей, которые помогают, это важно для самих харьковчан.

– Я не хочу, чтобы мои слова истолковали как-то не так. Если говорить об Абрамовиче (народный депутат Украины Игорь Абрамович – ред.), да, помогает, очень помогает, с первого дня войны. Кто знает, кто не знает. Но могу четко сказать, что он и армии, и спецподразделениям помогает, и гуманитарной помощью помогает. Борис Ложкин тоже вместе с израильскими предпринимателями помогает. Поэтому я не могу сказать, что кто отвернулся или не отвернулся.

Есть ли взаимодействие с Офисом президента и консенсус, как восстанавливать Харьков?

– Я разговаривал с президентом. Та формула, которую он предложил и которую мы с ним обсуждали, полностью удовлетворяет. Не то слово. Это наиболее правильная формула, которая есть. Это государственная гарантия, а с моей стороны – привлечение инвестиций. Это наиболее правильная и самая лучшая формула, которая вообще может существовать. Не нужно никаких посредников, не нужно никого. Это идеальная формула.

Зеленский и Терехов

Владимир Зеленский и Игорь Терехов / Фото: соцсети

Объясните, что означает использование государственных гарантий!

– Мы привлекаем инвестиции, за которые, когда договариваемся, дает гарантии государство. На самом деле очень много таких проектов и до войны было под государственные гарантии. В частности, строительство метрополитена. Это никто не отбрасывал, мы и дальше будем строить метрополитен, деньги у нас на это строительство есть – их предоставляет международное финансовое учреждение. Также на этот проект есть государственная гарантия.

Есть ли человек в Офисе президента, курирующий Харьковскую область, или такого распределения вообще не существует?

– На самом деле нет такого курирования в Офисе президента. Это структура, грамотно выстроенная, мощная структура, в которой каждый заместитель отвечает за свое направление. За региональную политику отвечает Кирилл Тимошенко.

На прошлой неделе появились слухи, что его могут уволить.

– Мы с самого начала договорились, что говорим только о фактах и о том, что знаем. Слухами земля полнится. Мы все понимаем слухи. Давайте сейчас не говорить: уволят, не уволят. Пока Кирилл Тимошенко отвечает за региональную политику, за взаимодействие с областными военными администрациями, соответственно, и с мэрией.

В Харькове сейчас 28 городов-побратимов. Помогают ли они?

– Да, очень! Нюрнберг, Познань, Лилль, Цинциннати. Гуманитаркой очень помогают, медикаментами, генераторами.

Вы недавно встречались с сэром Норманом Фостером. Продвигается ли формирование нового Генплана Харькова или это далекая перспектива?

– Нет, это не далекая перспектива. Этот процесс идет, причем идет потрясающими темпами. Генеральный план, как я уже говорил, повторюсь, это не просто архитектура города Харькова. Это, прежде всего, его экономическое развитие. Это то, на что будет направлен и чем будет жить город даже после нас. Это дорожная карта, по которой будут жить и наши с вами внуки.

Харьков, Северная Салтовка

Улица Натальи Ужвий в Харькове / Фото: Думка

Есть ли уже каркас Генплана?

– Есть уже, я бы сказал, скелет, на который сегодня все нанизывается. Работают ведущие экономисты Гарварда и Оксфорда, которые привлечены. Работают архитекторы, работают учёные. Такого Генерального плана еще ни у одного города Украины нет. Пока мы первые и будем первыми. Под этот Генеральный план будут привлекаться инвестиции, под этот Генплан придут инвесторы. Даже под имя лорда Фостера. Могу сказать, что мы делаем очень взвешенный и интересный Генеральный план, который будет вообще прорывом для украинского общества.

Что он предполагает?

- Это, прежде всего, план экономического развития города. Потому что город должен быть самостоятельным. Мы не должны стагнировать, не должны быть дотационным городом, а мы должны быть самодостаточными. Кроме того, это рабочие места, это люди, семьи. И потом архитектура города, которая должна соответствовать уровню экономики.

В январе 2023 года вы встречались в Харькове с главой МИД Германии Анналеной Бербок и советником президента США по нацбезопасности генералом Джозефом Келлогом. Почему эти визиты проходили именно в Харькове и что от них ждать?

- Что касается госпожи Бербок, она посмотрела район Северной Салтовки, была очень тронута, поскольку собственными глазами увидела ужасы, которые совершили российские агрессоры с жилищным фондом, с жильем. Была поражена размерами того, что они натворили. Конечно, это очень важно, потому что госпожа Бербок является министром иностранных дел Германии. Это все сказывается на поставках Германией вооружения нам. И с другой стороны, на политической поддержке Украины, которую может оказывать Германия. Для нас это было очень важно для того, чтобы госпожа Бербок воочию убедилась в том ужасе, что происходит.

Что касается генерала, советника по национальной безопасности, я сегодня (22 января – ред.) с ним встречался утром, вчера с ним много был, были продолжительные переговоры. Он будет составлять отчет для Конгресса Соединенных Штатов. Для нас это очень важно, потому что он является экспертом. Основной тезис, который был: поддержка Украины Соединенными Штатами, поддержка вооружением, потому что мы должны воевать, мы должны побеждать. Что касается города Харькова, я на это обращал внимание, это очень маленькое расстояние до границы. Естественно, что Харькову необходимо современнейшее вооружение, современные системы противовоздушной обороны. Для нас этот визит крайне важен.

Во-вторых, это гуманитарная миссия. Это больше касается наших госпиталей для военных, это больше касается наших больниц. И в этом мы тоже нашли взаимопонимание. Они обещали, что будут поддерживать Харьков. Ему очень понравился Харьков, сегодня мы посещали Северную Салтовку, посещали безопасные остановки. Он был удивлен, что такая харьковская разработка есть сегодня, что она воплощена в жизнь. Он был поражен тем, что мы, несмотря на то, что продолжается война, уже 66 домов реконструировали и реконструируем дальше. Мы проехали по стройкам, которые ведутся. Он был поражен харьковским духом. Он пообещал всячески поддерживать и Украину, и особенно город Харьков.

Игорь Терехов

Фото: Харьковский горсовет

Как вы думаете, нужно ли в Харькове создавать городскую военную администрацию?

- Нет, не надо. Должен быть институт демократии.

Может ли быть новое наступление на Харьков?

- Мы все должны быть готовы к любому развитию событий. Все: военные, мы. Если будет, отобьемся.

Читайте также: Офицер Максим Сорокин: Россияне отказывались верить, что под Харьковом их штурмуют добровольцы, а не спецназ ГУР

Поделиться
05.02.2023